Sidebar

У одного из участников форума ЛІГАБізнесІнформ в ходе судебного разбирательства возник вопрос, можно ли привлечь в качестве ответчика физическое лицо (далее – физлицо 1), написавшее расписку примерно следующего содержания: «Я, ФИО, проживающий там то, поручаюсь за ООО «А» код 12345678 имуществом, мне принадлежащим, перед ООО «Б» по всем обязательствам согласно договору № ________ от _____». На этой расписке проставлена дата составления, а также подпись лица, ее составившего. То есть автора темы интересовало, можно ли расценивать данную расписку как подтверждение заключения между физлицом 1 и ООО «Б» договора поручительства.

Позиция 1. Теоретически данная расписка может расцениваться как свидетельство заключения договора поручительства и, следовательно, как наличие у ООО «Б» права требования к физлицу 1. Письменная форма такого договора, согласно ст. 547 Гражданского кодекса, является обязательной, при этом ст. 207 Гражданского кодекса указывает, что требование о письменной форма сделки считается выполненным при условии фиксации ее условий и воли сторон (либо стороны, если сделка односторонняя) на ее заключение. В данной ситуации расписка фиксирует все основные условия договора поручительства и волю поручителя на его заключение. При этом договор поручительства в принципе является односторонним, поскольку обязательства возникают лишь у поручителя, следовательно, подписи второй стороны – кредитора не требуется.

Позиция 2. Данная расписка ни в коем случае не является договором поруки, поскольку не отвечает требованиям к письменной форме договора поруки. Причина этому – то, что одной из сторон договора выступает юридическое лицо, а это подразумевает обязательность наличия в договоре печати такого юрлица, а также подписи уполномоченного должностного лица (ч. 2 ст. 207 Гражданского кодекса).

Мнение «ПП»: В принципе, стоит согласиться с выводом, сделанным сторонниками Позиции 2. Данная расписка не является свидетельством заключения между физлицом 1 и ООО «Б» договора поруки. Но вот аргументацию такого вывода все же стоит построить немного другую.

Обратим внимание на то, что Гражданский кодекс говорит именно о «договоре поручительства». В свою очередь, договор является всего лишь одним из видов сделок. Причем характерной его особенностью является наличие не менее чем 2-х сторон (ч. 1 ст. 626 Гражданского кодекса), которые достигают определенного соглашения и фиксируют достигнутые договоренности.

 

В договоре поруки сторон (каждая из которых может быть представлена несколькими лицами) две – поручитель и кредитор. То, что обязанности по договору, как правило, несет только одна из них (а именно поручитель) и, следовательно, согласно ч. 2 ст. 626 Гражданского кодекса речь идет об одностороннем договоре, не должно вводить в заблуждение. Односторонний договор также в обязательном порядке предусматривает наделение второй стороны правами (в ситуации с договором поручительства это наделение кредитора правом требования к поручителю).

 

Следовательно, даже односторонний договор порождает юридические последствия для всех его сторон. В свою очередь, это означает, что он не может быть признан односторонней сделкой (что и зафиксировано ч. 2 ст. 202 Гражданского кодекса). Исходя из этого, договор может считаться заключенным при фиксации воли на его заключение всех его сторон.

Таким образом, письменная форма договора поруки (которая, как отмечалось выше, обязательна в силу требований ст. 547 Гражданского кодекса) должна обеспечивать фиксацию следующих элементов:

1) всех существенных условий договора;

2) воли обеих сторон (и поручителя, и кредитора) на его заключение.

Фиксирует ли все эти элементы представленный текст расписки?

В отношении существенных условий договора поручительства теоретически можно согласится с тем, что они зафиксированы (исходя из требований ст. 553 Гражданского кодекса). А вот в отношении воли сторон можно категорически утверждать, что ее наличие в расписке не зафиксировано (разве что со стороны физлица 1, да и то с большой натяжкой).

Приводить в качестве аналогии признание заключенным договора займа на основании расписки не стоит, это как раз исключение, прямо предусмотренное законом (ч. 2 ст. 1047 Гражданского кодекса), допускающее отступление от общих правил оформления письменных договоров.

Поэтому можно констатировать то, что договор поручительства в качестве неотъемлемого условия должен содержать явно выраженное согласие не только поручителя, но и кредитора на его заключение. Это обеспечивается, согласно ч. 1 ст. 207 Гражданского кодекса, фиксацией договора в одном или нескольких документах, содержащих реквизиты и подписи (в случае, если речь идет о юрлицах – еще и печати) обеих сторон.

Подтверждается такая позиция и рядом судебных решений, в частности: решением Липовецкого райсуда Винницкой области от 10.12.2012 по делу № 213/1477/12, решением Орджоникидзевского райсуда города Запорожья от 24.01.2013 по делу № 0818/8943/2012 (2/335/226/2013) и решением апелляционного суда Кировоградской области от 28.02.2012 по делу № 22-ц/1190/609/12. Во всех этих делах суды посчитали обязательным наличие на документе, подтверждающем заключение договора поручительства, подписей как поручителя, так и кредитора.

Единственным случаем, когда аналогичная расписка может служить доказательством заключения договора, является наличие второго документа (письма, уведомления и т. д.), которым фиксируется факт согласия кредитора с предложенными в расписке условиями договора поручения.

ВЫВОД:

Оформлять отношения между кредитором и поручителем одной распиской не стоит. Такой документ, если в нем нет условий, подтверждающих согласие кредитора на заключение договора, вряд ли будет признан судом надлежащим доказательством.

НАша форма

Задать вопрос юристу