Sidebar

Со вступлением в силу Закона «О предупреждении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, или финансированию терроризма» нотариусы пополнили перечень субъектов, уполномоченных осуществлять финансовый мониторинг. Этот вопрос не мог быть оставлен без внимания Минюста, что подтвердилось недавним изданием официальных разъяснений на этот счет.

Согласно ст. 5 Закона № 249-IV нотариусы входят в перечень субъектов первичного финансового мониторинга. Ст. 8 этого Закона предусматривает, что нотариусы должны выполнять свои функции в сфере финмониторинга в случае, если они принимают участие в заключении сделок, входящих в определенный данной правовой нормой перечень. На этом основании в разъяснении Минюста сделан вывод о том, что Закон № 249-IV возлагает на нотариуса как специально определенного субъекта первичного финансового мониторинга обязанность проведения внутреннего финансового мониторинга. При этом объем обязанностей субъекта первичного финмониторинга у нотариуса меньший по сравнению с другими субъектами.

Исходя из этого разъяснение дает понимание обязанностей нотариусов в сфере финмониторинга.

В этой связи выделяются три аспекта:

1) постановка нотариуса на учет субъектов первичного финмониторинга;

 

2) регистрация нотариусом финансовых операций, подлежащих финмониторингу;

3) представление Госфинмониторингу информации об указанных и иных финансовых операциях, которые могут быть связаны с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, или финансированием терроризма.

Порядок совершения указанных действий определен постановлением Кабмина № 747 от 25 августа 2010 г. В свою очередь, Госфинмониторинг определил формы учета и представления информации, связанной с осуществлением финмониторинга, и утвердил инструкции по их заполнению.

При этом Минюст акцентирует внимание на трех важных аспектах, которые являются ключевыми в данном случае. Во-первых, предоставление информации нотариусом для принятия его на учет как субъекта первичного финмониторинга предполагается лишь при установлении деловых отношений с клиентом (в понимании п. 25 ч. 1 ст. 1 Закона № 249-IV). Во-вторых, в соответствии со ст. 205 Гражданского кодекса, предполагающей, что сделка может совершаться устно или в письменной форме, деловые отношения должны считаться установленными с момента заключения сделки в любой из указанных форм. Помимо этого, Минюст разъяснил, что определение понятия «финансовая операция» для нотариуса не имеет каких-либо особенностей в контексте Закона № 249-IV.

Таким образом, лишь при условии и только относительно заверения определенных сделок нотариус подает необходимую информацию для определения его на учет как субъекта первичного финансового мониторинга. К таким сделкам относятся:

покупка-продажа недвижимости;

управление активами клиента;

управление банковским счетом или счетом в ценных бумагах;

привлечение средств для образования юридических лиц, обеспечения их деятельности и управления ими;

образование юридических лиц, обеспечение их деятельности или управления ими.

Однако, учитывая указанные полномочия нотариусов в сфере финмониторинга, Минюст считает, что, даже имея статус субъекта первичного финмониторинга, нотариус не может обладать надлежащими навыками и знаниями в сфере бухгалтерского учета и аудита, чтобы на достаточном уровне изучить финансовую деятельность и финансовое состояние клиента. По этой причине Минюст высказывает свою позицию о том, что для эффективного выполнения нотариусами полномочий специально определенных субъектов первичного финмониторинга существует необходимость законодательного урегулирования этого вопроса. Речь идет о необходимости определения порядка предоставления соответствующими органами данных, которые подтверждали бы наличие достаточной финансовой деятельности клиента, а также подтверждали бы финансовое состояние клиента независимо от того, является он физическим или юридическим лицом.

ВЫВОД:

Минюст акцентировал внимание на некоторых ключевых аспектах осуществления финансового мониторинга нотариусом: установлении деловых отношений между нотариусом и его клиентом, форме сделок, подлежащих финмониторингу, и др. При этом Минюст резюмировал, что деятельность нотариусов как субъектов первичного финансового мониторинга требует дополнительного правового регулирования.