Sidebar

Информационное письмо Высшего хозяйственного суда № 01-06/757/2013 от 24.04.2013 г. издано как очередное дополнение к информационному письму ВХСУ № 01-06/249 от 15.03.2011 «О постановлениях Верховного Суда Украины, принятых по результатам пересмотра судебных решений хозяйственных судов». В этом письме ВХСУ обращает внимание хозяйственных судов на актуальную практику ВСУ в делах в сферах конкурентных, страховых, лизинговых а также других видов правоотношений.

Прежде всего, ВХСУ сделал общее заключение о безусловной ответственности за нарушение законодательства о защите экономической конкуренции в случае невыполнения распоряжений, решений и требований органа Антимонопольного комитета согласно ч. 2 ст. 22 Закона «Об Антимонопольном комитете Украины». Основой для такой позиции стало постановление ВСУ от 12.03.2013 г. по делу № 3-5ГС13, касающееся спора об обжаловании решения территориального отделения АМКУ о взыскании штрафа (за отказ в предоставлении запрашиваемой информации). Более детально с анализом актуальной практики ВСУ в этой сфере можно ознакомиться в материале «Ю&З» «ВСУ о полномочиях Антимонопольного комитета».

Помимо этого, ВХСУ обратил внимание на то, что Фонд социального страхования от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний не уполномочен предъявлять регрессные требования в результате осуществленных им выплат по договору личного социального страхования в случае наступления страхового случая. Так как такие выплаты не подпадают под категорию «вред» в понимании ст. 1166 Гражданского кодекса. Соответственно, Фонд не вправе подавать регрессный иск виновному лицу, поскольку он не является лицом, возместившим вред, причиненный другим лицом.

Также в п. 3 и 7 письма ВХСУ отчасти напомнил о теоретических основах правового регулирования гражданской ответственности и возвращения безосновательно приобретенного имущества.

В частности, вопрос гражданско-правовой ответственности рассмотрен на примере взыскания убытков. Так, обязательным для этого является предварительное установление наличия всех элементов состава гражданского правонарушения, а именно:

 

1) противоправного поведения должника;

2) убытков взыскателя на этом основании;

3) причинной связи между противоправным поведением должника и нанесенными взыскателю убытками;

4) вины должника.

Акцентируя внимание на практике ВСУ в делах о возвращении безосновательно приобретенного имущества, ВХСУ очертил два ключевых условия для этого:

1) приобретение лицом имущества или его хранение за счет другого лица;

2) отсутствие для этого правовых оснований (или если они отпали).

Обосновывая такое заключение, ВХСУ привел в пример материалы одного из дел, рассмотренных ВСУ. Так, при наличии договора об оплатном исполнении заказа на капитальный ремонт, средства, полученные согласно условиям такого соглашения, не могут быть признаны безосновательным обогащением. Соответственно, взыскание таких средств на основании ст. 1212 ГК исключено.

Кроме этого, обобщая практику ВСУ в спорах, возникающих в сфере обретения права собственности, ВХСУ обратил внимание на невозможность перехода права собственности на имущество должника к инвестору путем заключения мирового соглашения в процедуре банкротства. Так как это не предусмотрено законодательством.

Среди отдельных выводов ВСУ, на которых сделан акцент в письме ВХСУ, следует отметить следующие:

1) предоставление услуг по снабжению природным газом системой распределительных газопроводов возможно только при условии заключения с поставщиками договора о предоставлении услуг по транспортировке природного газа;

2) если имущество должника является государственной собственностью, а должник – дочерним предприятием, основанным государственной акционерной компанией, согласование на заключение мирового соглашения, по которому отчуждается государственное имущество, должно осуществляться Фондом государственного имущества и государственным органом по вопросам банкротства;

3) положения ч. 2 ст. 785 ГК об ответственности нанимателя в случае невозвращения предмета найма не применяются к правоотношениям, которые возникают из договора финансового лизинга. Поскольку такие правоотношения регулируются специальным нормативно-правовым актом – Законом «О финансовом лизинге».