Sidebar

Со дня принятия нового Закона «О судоустройстве и статусе судей», кардинально перераспределившего полномочия между высшими судебными инстанциями, прошло уже почти три года. Срок достаточный для того, чтобы выявить и осознать основные недостатки созданной системы судов общей юрисдикции. В том числе в отношении того, что касается одного из главных новшеств судебной реформы – оставления за ВСУ полномочий по пересмотру только отдельных категорий судебных решений, решение о допуске к пересмотру которых к тому же принимается высшими специализированными судами. Итоги такого анализа действующей системы пересмотра ВСУ судебных решений по уголовным делам были изложены Верховным Судом в письме 01.02.2013 года, которое указывает как на частные проблемы, связанные с пересмотром именно уголовных дел, так и на общие, связанные с действующей системой судоустройства в целом.

Практика допуска уголовных дел в ВСУ

Показательным в отношении всей системы пересмотра дел ВСУ является статистика допуска в ВСУ судебных решений по уголовным делам.

По данным ВССУ за первое полугодие 2012 года ему поступило 144 заявления о пересмотре судебных решений по уголовным делам в связи с неодинаковым применением судами кассационной инстанции один и тех же норм материального права (п. 1 ч. 1 ст. 40012 УПК). Но из них только 18 заявлений (12,5 %) были допущены к пересмотру! Остальные были либо возвращены заявителям (33 заявления), либо оставлены без рассмотрения (6 заявлений), либо им было отказано в допуске (52 заявления), либо до конца полугодия заявления так и не были рассмотрены ВССУ (49 заявлений). Такая же ситуация наблюдалась и в 2011 году: из 157 заявлений о пересмотре по причине неодинакового применения в ВСУ допущено было только 23 (14,6 %).

Не намного лучше обстоят дела и с допуском к пересмотру судебных решений по причине установления Европейским судом по правам человека факта нарушения Украиной международных обязательств при решении дела судом (п. 2 ч. 1 ст. 40012 УПК). В 2011 году из 23 таких заявлений к пересмотру в ВСУ было допущено только 8, а в первом полугодии 2012 года – ни одного (при том, что было подано еще 12 новых заявлений подобного рода).

 

Конечно, даже при такой ужасающей статистике всю вину можно свернуть на законодательство и заявителей: мол, первое ограничивает возможности по допуску подобного рода заявлений, а вторые не умеют оформлять свои заявления и/или подают их в отношении решений, которые обжалованию в ВСУ не подлежат. И потому ВССУ приходится отказывать в их допуске к пересмотру Верховным Судом. Но как следует из письма ВСУ, далеко не всегда это так.

В ряде случаев ВССУ, выполняя возложенные на него функции по допуску заявления о пересмотре, перебирал на себя функции ВСУ. В том числе делая вывод о том, что исходя из предоставленных копий судебного решения, не усматривается неодинаковое применение норм материального права! По информации ВСУ, такое нарушение со стороны ВССУ имело место как минимум при решении судьбы трех заявлений.

При решении вопроса о допуске заявления о пересмотре ВССУ иногда самостоятельно решает, являются ли предоставленные копии судебных решений доказательством неодинакового применения судом кассационной инстанции норм материального права или нет

Как указал ВСУ, это свидетельствует о неправильном понимании ВССУ сущности своих полномочий. ВССУ должен решать вопрос только о том, соблюдены ли требования к заявлению о пересмотре. Юридическое обоснование заявителя в этом случае должно исследоваться только на предмет его наличия, а не содержания, поскольку вопрос о неодинаковом применении норм материального права, как и вопрос относительно правильности заключений, суждений, утверждений, правовой позиции заявителя является предметом рассмотрения в Верховном Суде Украины. Этого же мнения придерживался КСУ в Решении от 13.12.2011 г. № 17-рп/2011.

Также при рассмотрении вопроса относительно допуска судебного решения к пересмотру ВССУ допускается и ряд других нарушений процессуальных норм, которые в итоге влияют на его решение относительно допуска или отказа в нем.

Так, были выявлены факты, когда вопрос о допуске дела к производству решался коллегией судей ВССУ, в которую входил судья, принимавший решение по обжалуемому уголовному делу. Аналогичные нарушения наблюдаются и при повторном рассмотрении ВССУ дел, возвращенных ему ВСУ.

При этом нельзя сказать, что ВССУ всегда справляется со своей основной функцией – проверкой соблюдения заявителем требований к заявлению о пересмотре. ВСУ порой приходится отказывать в открытии производства по причине того, что заявление подано лицом, не имеющим на то полномочий или по причине отсутствия в заявлении правовых оснований как таковых (так, было допущено к пересмотру заявление, сводившееся по существу к повторному пересмотру ВСУ дела в кассационном порядке).

Подготовка дел к рассмотрению в ВСУ

На фоне статистики допуска судебных решений к рассмотрению дел в ВСУ статистика рассмотрения такого рода дел выглядит вполне сносно. Так, в 2011 году ВСУ успел пересмотреть судебные решения в 25 уголовных делах (напомним, что за этот период к производству было допущено 31 заявление), а в первой половине 2012 г. – 14 судебных решений (при 18 «новичках»). В половине случаев (20 из 39) ВСУ было принято решение о полной или частичной отмене решений ВССУ.

Задержку с пересмотром судебных решений по некоторым делам ВСУ объясняет длительной процедурой подготовки дел к рассмотрению в ВСУ, включающей в том числе подготовку научного заключения относительно нормы уголовного закона, которая неодинаково применяется ВССУ. В некоторых случаях такие научные заключения приходят со значительным опозданием. Иногда уже даже после пересмотра судебных решений по делу.

В то же время в некоторых делах, пересмотренных ВСУ, научное заключение отсутствует вовсе. По мнению ВСУ, отсутствие при рассмотрении некоторых уголовных дел научных заключений объясняется тем, что вопрос неодинакового применения норм материального права не всегда требует позиции ученых, учитывая предмет судебного исследования и его специфику. Но научной позиции требуют те вопросы правоприменения, решение которых должно происходить не только путем сопоставления, сравнения судебных решений, но и нуждается в комплексном, системном анализе законодательства, решение которых имеет не только практическое значение, но и определенную теоретическую составляющую.

Пересмотр уголовных дел в связи с неодинаковым применением норм УК

По мнению ВСУ, неодинаковое применение одних и тех же норм уголовного закона – это разное, отличное, непохожее толкование, понимание точного содержания (сути) нормы уголовного закона. А под подобными общественно опасными деяниями понимаются два и больше разных, но схожих между собой общественно опасных деяния. То есть такие общественно опасные деяния, которые имеют общие черты, признаки (похожие по субъектному составу, по объективной стороной, форме вины, последствиям и тому подобное).

Исходя из этого, фактические обстоятельства дела, судебные решения в котором пересматриваются, являются своеобразным критерием оценки правильности юридической квалификации, которая исследуется в контексте вопроса о том, имело ли место неодинаковое приложение судом кассационной инстанции норм материального права. Заключение о неодинаковом применении той или другой нормы материального права является результатом судебного исследования.

В своем письме ВСУ привел 12 правовых позиций, высказанных им по результатам пересмотра дел на основании, предусмотренном п. 1 ч. 1 ст. 40012 УПК. В целом, как отметил ВСУ, эти правовые позиции свидетельствуют о наличии проблем в правоприменительной практике судами Украины, которая требует соответствующего решения. Поэтому решения ВСУ имеют прикладное значение как имеющие, по сути, прецедентное значение, поскольку являются обязательными к применению всеми судами Украины. Кроме того, они указывают на необходимость дальнейшего усовершенствования норм уголовного закона и подчеркивают значение взаимосвязи Общей и Особенной частей УК в правоприменении.

Практика пересмотра судебных решений ВСУ свидетельствует о необходимости учета взаимосвязи Общей и Особенной частей УК при решении уголовных дел

Так, к примеру, в постановлениях от 04.04.2011 г. № 5-1кс11 и от 12.09.2011 г. № 5-15кс11 ВСУ указал на то, что при назначении наказания суд должен учитывать не только пределы наказуемости деяний, установленные в соответствующей санкции Особенной части УК, но и те нормы Общей части УК, в которых регламентируются цели, система наказаний, основания, порядок и особенности применения отдельных его видов. На основании этого ВСУ пришел к выводу, что если санкцией соответствующей статьи УК предусмотрено обязательное дополнительное наказание в виде конфискации имущества, но преступление совершенно не из корыстных побуждений, то такое дополнительное наказание не может быть применено. Ведь согласно ч. 2 ст. 59 УК конфискация имущества устанавливается за тяжелые и особенно тяжелые корыстные преступления.

Пересмотр уголовных дел в связи с решениями Европейского суда

В отношении пересмотра судебных решений на основании п. 2 ч. 1 ст. 40012 УПК полномочия ВСУ ныне урезаны до предела. Если после вступления в силу Закона «О судоустройстве и статусе судей» ВСУ имел право пересматривать дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 40012 УПК независимо от характера допущенных правонарушений, то после вступления в силу Закона от 20.10.2011 г. № 3932-VI он может пересматривать судебные решения только в том случае, если Европейский суд констатировал нарушение норм материального права.

Если же будет установлено, что нарушение Украиной международных обязательств является следствием несоблюдения норм процессуального права, то рассмотрение такого дела согласно ч. 4 ст. 40018 УПК осуществляется судебной палатой в уголовных делах ВССУ. Причем по правилам, установленным для пересмотра дел в кассационном порядке и с истребованием соответствующего уголовного дела.

Начиная с 14.11.2011 года полномочия ВСУ по пересмотру судебных решений на основании п. 2 ч. 1 ст. 40012 УПК были существенно сужены

Между тем именно несоблюдение норм процессуального права, как свидетельствует практика ВСУ 2011 года, как правило, являются основанием для принятия Европейским судом решения о нарушении Украиной норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Так, среди нарушений, которые констатировал Европейский суд и на основании которых дело пересматривалось в ВСУ, типичными были следующие нарушения:

– непредоставление заключенному необходимой медицинской помощи при пребывании его в следственном изоляторе;

– пребывание под стражей без соответствующего судебного решения;

– ограничение права на защиту, в том числе права на кассационное обжалование (например, путем безосновательного отклонения кассационных жалоб);

– лишение права пользоваться услугами защитника;

– применение к заключенному пыток и использование признаний, добытых в результате таких пыток для обвинения заключенного в совершении им преступления;

– задержание лица без предъявления ему четкого обвинения по делу.

По результатам рассмотрения в 7 из 8 случаев, рассмотренных в 2011 году, ВСУ принял решение об отмене ранее принятых судебных решений на основании п. 2 ч. 1 ст. 40012 УПК. Но в результате вышеупомянутой реформы ВСУ был почти что лишен подобного рода полномочий и за первое полугодие 2012 года рассмотрел только одно уголовное дело на основании п. 2 ч. 1 ст. 40012 УПК.

Проблемы законодательства и практики

В целом ВСУ констатировал существенное сужение своих полномочий после принятия Закона «О судоустройстве и статусе судей» и внесения соответствующих изменений в УПК. Положения главы 321 УПК не только существенно уменьшают роль и значение ВСУ, но и приводят к невозможности или трудности в реализации этих норм на практике.

Отведение ВСУ полномочий по пересмотру только норм материального права и только их определенной части (кроме вопросов назначения наказания, освобождения от наказания и от уголовной ответственности) привело к тому, что он вынужден решать только отдельные вопросы, возникающие в ходе кассационного пересмотра решений по судебному делу. Фактически законодатель разорвал связь между уголовным правом и уголовным процессом, поскольку вопросы права исследуются не в свете предмета доказывания, а только как субъективная категория, ведь одинаковость применения закона является следствием субъективного правоприменения.

Недостатком нынешнего правового регулирования порядка пересмотра ВСУ судебных решений, по мнению этого суда, является также то, что главным аргументом заявления о пересмотре становится не наличие или отсутствие тех или иных нарушений материального и процессуального материального или процессуального законодательства, а обоснование неодинакового применения законодательства. При этом такое обоснование должен указывать заявитель и, по крайней мере, его наличие является предметом проверки ВССУ. К недостаткам, по мнению ВСУ, также относятся следующие аспекты пересмотра:

– неурегулированность вопроса относительно восстановления срока подачи заявления о пересмотре ВСУ судебных решений, в частности, по причине того, что пребывая в местах лишениях свободы, заявители не имеют возможности отслеживать судебную практику;

– неопределенность пределов осуществления ВССУ проверки перед допуском дел к производству в ВСУ;

– неоднозначность в решении вопроса относительно начала течения сроков для подачи заявления о пересмотре судебных решений ВСУ – с даты принятия решения судом первой, апелляционной или кассационной инстанции. По мнению ВСУ, при пересмотре судебных решений с целью ухудшить положение осужденного такой срок должен отсчитываться со дня постановления судебного решения судом первой инстанции;

– отсутствие ответов на следующие вопросы: во всех ли случаях ВСУ нужно научное заключение? Какие иные меры для устранения расхождений в применении нормы материального права может применить судья ВСУ? Какие лица могут присоединиться к заявлению о пересмотре и на какой стадии?

– отсутствие у ВСУ полномочий по реагированию на судебные решения, представленные для сравнения, в которых есть ошибки относительно применения норм материального права;

– фактическое отсутствие у ВСУ возможности отменить решение ВССУ с принятием нового решения в связи с тем, что ВСУ не может исследовать фактические обстоятельства дела;

– отсутствие у ВСУ возможностей по пересмотру судебных решений в связи с нарушением норм процессуального права, в том числе теми, что установлены Европейским судом по правам человека.

ВЫВОД:

В целом можно констатировать недовольство ВСУ своим новым положением в системе судоустройства. Судьи ВСУ недовольны как ограниченными полномочиями, предоставленными им действующим законодательством, так и практикой реализации этого законодательства, которая еще больше суживает возможности ВСУ. Есть у них и претензии к нечеткости норм, определяющих порядок пересмотра дел. Все это является подтверждением непродуманности судебной реформы 2010 года, проведение которой на практике породило достаточно много проблем. Решать их стоит путем внесения соответствующих изменений в законодательство.