Sidebar

Сегодня в условиях стремительного развития области авторского и смежных прав заключение столь необходимых лицензионных договоров, к сожалению, редко проходит без ошибок и нарушений. В последнее время случаи нарушения авторских прав встречаются все чаще и, как показывает практика, между авторами, лицензиатами и лицензиарами более чем часто возникают конфликты, перерастающие в судебные споры. Несмотря на то что отечественным законодательством урегулированы вопросы решения подобных споров, все же несогласованности и разночтения встречаются сплошь и рядом. Изучение судебной практики по делам, вытекающим из отношений, связанных с использованием объектов авторского права, показывает, что и у судов, и у сторон авторских правоотношений возникают определенные трудности. Одним из способов устранения законодательных коллизий остается обращение к наработанной судебной практике по защите нарушенных авторских прав с целью ознакомления и принятия позиции, более выгодной для решения разногласий.

Наиболее распространенными спорами о нарушении авторских прав являются все же споры относительно действительности лицензионных соглашений. Так, возьмем к рассмотрению одно из последних постановлений ВХСУ «О признании действительным в части передачи авторских прав на музыкальное произведение лицензионного договора» от 15.01.2013, спор, изложенный в котором, касается вопроса действительности допсоглашений к лицензионному договору, заключенных не в письменной форме.

Судебный спор начался с обращения предприятия как лицензиата с иском к предприятию лицензиару относительно признания лицензионного договора действительным в части передачи авторских прав на одно из музыкальных произведений со 100 % долей авторских прав. По условиям спорного лицензионного договора лицензиат получил право на использование произведений фонограмм и клипов за вознаграждение. Перечень объектов авторского права, имущественные права на которые передавались по лицензионному договору, постоянно дополнялся путем переписки по электронной почте. Передача авторских прав на спорное музыкальное произведение также была осуществлена посредством направления лицензиаром электронного письма.

При этом по утверждению лицензиата выполнение лицензионного договора в части передачи прав на спорное произведение подтверждается подписанием отчетных ведомостей, в которых указано об использовании произведения и принятии оплаты за его использование. В подтверждение своей правовой позиции лицензиат предоставил отчетные ведомости об использовании спорного произведения.

Как видим, причиной спора стал вопрос о наличии или отсутствии оснований считать, что лицензиар передал лицензиату авторские права на спорное музыкальное произведение, что собственно и послужило поводом для обращения лицензиата в суд с требованиями о признании действительной передачи авторских прав на спорное произведение как части лицензионного договора.

 

Первая судебная инстанция в удовлетворении иска отказала, посчитав, что по условиям лицензионного договора все изменения в него вносятся только в письменной форме за подписью уполномоченных представителей сторон. Апелляционная же инстанция отменила решение местного хозсуда и удовлетворила иск лицензиата, обосновав свое решение тем, что подписание сторонами отчетных ведомостей свидетельствует о внесении изменений в лицензионный договор.

ВХСУ, пересматривая решение апелляционного суда, пришел к выводу о невозможности признания действительной передачи авторских прав по электронной почте как части лицензионного договора.

Как было отмечено ВХСУ, по условиям заключенного сторонами договора (как и условиями львиной доли лицензионных соглашений) наименования и количество произведений, права на использование которых передаются, определяются сторонами в договоре и дополнениях к нему, а все дополнения к договору являются действительными, если они совершены в письменной форме и подписаны уполномоченными представителями сторон.

Кроме того, что обязательная письменная форма договора и дополнений к нему была согласована сторонами, обязательность такой письменной формы устанавливается также частью 1 статьи 33 Закона «Об авторском праве и смежных правах». В соответствии с названной нормой договор о передаче прав на использование произведений заключается в письменной форме.

ХК, в частности статья 188, также предполагает, что сторона договора, которая планирует внести изменения в договор, направляет предложения об этом другой стороне, а получившая предложение сторона в двадцатидневный срок сообщает о результатах его рассмотрения.

Подтверждая указанные выше законодательные нормы, ВХСУ приходит к выводу, что лицензионное соглашение и все дополнения к нему правомочны лишь в том случае, если совершены в письменной форме. Следовательно, передача авторских прав посредством электронных средств связи не может быть признанной действительной. А отчетные ведомости, которые лицензиат считал подтверждением передачи авторских прав, суд рассмотрел лишь как документы, удостоверяющие только использование объектов авторского права в течение определенного времени.

Резюмируя, обозначим, что дополнения к лицензионным соглашениям принимаются как действительные при условии их совершения в письменной форме, и подписание отчетных ведомостей не может считаться урегулированием отношений по использованию музыкального произведения в соответствии с требованиями действующего законодательства.

ВЫВОД:

ВХСУ в постановлении «О признании действительным в части передачи авторских прав на музыкальное произведение лицензионного договора» в очередной раз подтвердил, что дополнения к лицензионным договорам, по которым происходит дополнительная передача авторских прав на произведения, подлежат совершению исключительно в письменной форме. Отсутствие письменной формы дополнений свидетельствует об отсутствии правомочности таких дополнений. Следовательно, все дополнения к договору являются действительными, если они совершены в письменной форме и подписаны уполномоченными представителями сторон.