Sidebar

Кредитные споры, рассмотрение которых составляет сейчас очень существенную часть работы судов, в свою очередь можно делить на целый ряд подвидов. Один из них – обжалование процедур реализации имущества должника с целью погашения долга. Дело как раз этого подвида и попало на рассмотрение ВСУ в связи с неодинаковым применением судами кассационной инстанции норм права при разграничении подсудности подобных споров на основании заявляемых истцом требований.

Прежде чем осветить позицию ВСУ, отметим, что в своем постановлении от 26.12.2012 по делу № 6-140цс12 Верховный Суд не пошел ранее достаточно часто встречавшимся путем, когда неодинаковость правоотношений и, следовательно, невозможность рассмотрения жалобы определялись лишь субъектным составом. В данной ситуации в качестве доказательства неодинаковости применения материальных норм судами кассационной инстанции рассматривались как решения ВССУ, так и ВХСУ.

Теперь же перейдем к сути спора. Имеется кредитный договор между лицом 1 и банком, выполнение обязательств лица 1 обеспечено залогом имущества. Лицо 1 своих обязательств по кредитному договору не выполняло, из-за чего банк воспользовался своим правом обратить взыскание на залоговое имущество по исполнительной надписи нотариуса. Имущество было передано на аукцион и реализовано, однако поступивших средств не хватило на полное погашение задолженности лица 1 перед банком. При этом поступившая сумма существенно меньше оценочной стоимости залогового имущества, поэтому лицо 1 посчитало, что орган исполнительной службы реализовал имущество по явно заниженной стоимости.

В результате лицо 1 обратилось в суд. При этом в иске был сформулирован ряд разнородных требований:

 

1) признать недействительным кредитный договор и договор залога;

2) отменить исполнительную надпись нотариуса;

3) признать недействительным аукцион по реализации залогового имущества;

4) обязать орган исполнительной службы выплатить лицу 1 определенную сумму денег.

Суд первой инстанции в удовлетворении всех этих требований отказал. Однако апелляционный суд счел такое решение не полностью верным и признал заключенный по итогам аукциона договор недействительным, обязав покупателя вернуть имущество лицу 1. Одновременно банк обязывался передать покупателю имущества полученную от органа исполнительной службы сумму.

С такой позицией не согласился уже банк, подав жалобу в ВССУ. В удовлетворении этой жалобы было отказано, что и послужило основанием для обращения банка в ВСУ с требованием оставить в силе решение суда первой инстанции.

Достаточным основанием для признания аукциона недействительным, с точки зрения апелляционного суда и ВССУ, были допущенные госисполнителем нарушения норм законодательства, в частности Положения о порядке проведения аукционов (публичных торгов) по реализации заложенного имущества, при передаче залогового имущества на реализацию, в том числе неправильное определение его стоимости.

ВСУ, в свою очередь, с такой точкой зрения не согласился. Во-первых, он указал, что упомянутое Положение не может быть применено к спорным правоотношениям, поскольку регулирует лишь вопросы реализации имущества в целях погашения налогового долга.

Во-вторых, Верховный Суд указал на то, что государственный исполнитель лишь осуществляет подготовительные действия перед проведением аукциона, в то время как аукцион проводится специальной организацией по правилам Порядка реализации арестованного имущества. Им, в частности, предусмотрена и процедура переоценки реализуемого имущества. Так что именно нарушения требований этого документа и могут служить основанием для признания сделки, заключенной по итогам аукциона, недействительной.

В свою очередь, нарушения, допущенные госисполнителем до начала аукциона, в том числе и неправильное определение стоимости имущества, подлежащего реализации, должны обжаловаться в порядке, предусмотренном Законом «Об исполнительном производстве». Из этого сделан вывод, что такие нарушения не могут рассматриваться судами как основания для признания аукциона недействительным.

В результате ВСУ удовлетворил жалобу банка и отказал истцу в удовлетворении всех требований.

ВЫВОД:

Аукцион по принудительной реализации залогового имущества, по мнению ВСУ, может быть признан недействительным лишь на основании нарушения требований Порядка реализации арестованного имущества. Нарушения, допущенные госисполнителем при осуществлении подготовительных действий к аукциону, такими основаниями быть не могут.